СОЗДАНИЕ ТИПОВОГО ЛАГЕРЯ

В Дахау  создаётся типовая модель KZ

 

Каждый концлагерь обносился колючей проволокой с током высокого напряжения и башнями охраны, включал длинные одноэтажные бараки с трёхъярусными койками. На улице — стрельбище для СС, место построения и переклички военнопленных (аппельплац, нем. Appellplatz), барак-столовая, бункер, административно-хозяйственные здания, включая включая санитарную часть (нем. Revier).

Дахау.Типовые нары в бараках. Реконструкция.

 

Типовые  нары в бараках. Современная реконструкция. Мемориал концлагеря Дахау

Решается вопрос руководства

 

Руководство лагерем с марта 1933  принадлежит СС, а не государственной полиции.  Политическая полиция только арестовывает и направляет в лагерь.  Уже в июне 1933 создано спецподразделение СС – отряды «Мёртвая голова» (нем. SS-Totenkopfverbände), которые отвечали за охрану концлагерей и отличались особой жестокостью. 

Внедряется система наказаний и психологического регресса узников

Дахау стал первым «опытным полигоном», где относительно безнаказанно отрабатывались физические и психологические издевательства над узниками. На фото узник Дахау, покончивший с собой, повесившись на умывальнике.

узник Дахау

Используется принудительный и в том числе бессмысленный труд 


Лагерные охранники мучили заключённых бессмысленной работой.  Например, заключённые должны были заполнять корзины галькой, потом высыпать её и наполнять вновь, рыть землю руками при наличии лопат и закапывать ямы руками снова.

Генрих Науйокс, один из узников Заксенхаузена, вспоминает один из дней 1936 года, когда эсэсовец приказал ему и нескольким другим заключённым прекратить разравнивать расчищенный участок леса и начать рыть в нём глубокие ямы. «Мы просто превратились в роботов. Вся наша работа до этого пошла прахом, она не имела ровным счётом никакого смысла»,- вспоминал Науйокс. 

Аналогичный опыт описывает бывший узник и известный психолог Бруно Биттельхейм:

«Заключённых, особенно новичков, заставляли делать абсолютно бессмысленную работу, например, перетаскивать камни с одного места на другое, а затем обратно. Или рыть ямы голыми руками, когда лопаты лежали рядом. Заключённые ненавидели бессмысленную работу, хотя, казалось бы, им должно было наплевать, есть ли от их работы вообще какая-то польза. Взрослый человек чувствует себя униженным, когда его заставляют выполнять «детскую» или дурацкую работу, и заключённые часто предпочитали даже более тяжёлые задания, если в итоге получалось что-то похожее на результат. Ещё больше оскорбляло людей, когда их запрягали, как лошадей, в тяжёлые вагонетки и заставляли бежать галопом».